Монголия – одна из самых малонаселенных стран мира. На одну квадратную милю здесь приходится по статистике 4,3 человека. Когда представители Монголии обратились в главный офис McDonald’s, чтобы они открыли здесь ресторан, им ответили, что в стране не хватит людей, чтобы купить хотя бы одну точку.

На территорию, куда поместится вся Франция, Германия, Италия, Великобритания и еще останется место для трех Швейцарий, живет меньше людей, чем, например, во всей Самарской области. Когда Джереми Кларксон со своей компанией снимал здесь выпуск передачи, которая стала самой популярной за всю их историю, в Монголии было две дороги, имеется в виду за пределами городов.

Но с тех пор построили еще одну. Все остальное – безлюдные поля. Чем глубже колея, тем больше шансов, что вы на трассе, а если попадаются знаки, значит вообще – магистраль. Часами можно ехать и не встретить ни души. Чтобы было понятно, что где-то по середине поля начинается населенный пункт, при въезде ставят что-то вроде стилизованных ворот. Но дальше снова степь – навигатор сходит с ума от того, как проложить маршрут по трем дорогам.

Читайте также:  Гуанчжоу – китайский город фабрик и заводов

У половины населения Монголии нет, ни квартир, ни домов. Живут в переносных жилищах, разбросанным по пустыням и степям – юртах. Фактически, это большая палатка – каркас из реек, дальше слой войлока и сверху брезент.

Чтобы не сдувало ветром, который дует круглосуточно, поверх юрты развешивают различные тяжести, кто булыжники, кто старые покрышки. Купить такую юрту можно на любом рынке. Это такая монгольская традиция – жить в юрте. Ее удобно разбирать, собирать, чтобы часто переезжать. Дело в том, что в стране-пустыне главный источник еды – это не супермаркеты, а животные, которых разводят сами монголы. Едят, кого вырастят – от верблюдов до сусликов. Так вот, животные едят траву, кусты, то есть подножный корм. И, чтобы он не заканчивался, среднестатистический монгол переезжает четыре раза в год.

Читайте также:  Неочевидная Венеция

До недавнего времени здесь переезжали целые города. Одна только столица Улан-Батор переезжала с места на место три раза в год. Сегодня, если юрта небольшая, то некоторые владельцы переезжают, даже не разбирая ее, просто перевозят на автомобилях. Раньше, в основном, перевозили на телегах, привязанных к быкам, причем во время переезда в юртах продолжалась жизнь – горели печи, спали люди. Сегодня монгол может ездить на джипе, а жить в юрте.

Translate »